Вы здесь

Александров П. А.

(1836-1893)

Родился будущий корифей российской присяжной адвокатуры, ее сильнейший политический оратор в Орловской губернии. С юных лет загорелся идеей стать юристом, чтобы защищать права слабых и карать тех, кто чинит бесправие. В августе 1855 г. он поступил на юридический факультет Петербургского университета, где под влиянием профессора В.Д. Спасовича избрал своей специальностью уголовное право.

Окончив университет, летом 1860 г. Петр Акимович был допущен к исполнению должности судебного следователя 2-го участка Царскосельского уезда. В 1866 г. он был назначен товарищем прокурора Петербургского окружного суда, а через шесть месяцев получил назначение на самостоятельную работу – прокурором Псковского окружного суда. К концу 1870 г. Александров был переведен на должность товарища прокурора Петербургской судебной палаты. Ему довелось выступить обвинителем будущих коллег – В.Д. Спасовича, Д.В. Стасова, В.Н. Герарда на политическом процессе по делу нечаевцев (1 июля – 11 сентября 1871 г).

Уже в середине 1874 г. Петр Акимович был назначен товарищем обер-прокурора кассационного департамента Сената. Однако, именно здесь он неожиданно уволился из прокуратуры и вступил в адвокатуру, случилось это в 1876 г. С осени 1877 г. в России прошли два политических процесса – по делам «193-х» и Веры Засулич. На каждом из них начинающий адвокат блестяще выступил, что привело к настоящему взлету его адвокатской карьеры. Защитительная речь Александрова и оправдательный приговор по делу Засулич вызвали восторженную реакцию в обществе. «В течении 48 часов, - констатировал французский ежемесячник «Revue des deux Mondes», - Европа забыла о войне и мире, о Бисмарке, Биконсфилде и Горчакове, чтобы заняться только Верой Засулич и ее удивительным процессом».

В 1880-е годы Александров успел выступить защитником еще на трех политических процессах, два из которых («20-ти» и «17-ти») значились среди самых выдающихся для того времени. Первопричину террора адвокат усмотрел в чрезмерности правительственных репрессий. Он осудил привычку российских юристов выносить тягчайшие приговоры без необходимых улик. В последние десять лет жизни Петр Акимович выступал в уголовных процессах. Защиту, особо важную или близкую его разуму и сердцу, он вел как сражение, бился за победу, как воин. Однажды он закончил свою речь, обращаясь к присяжным заседателям, такими словами: «С тылу, справа, слева - мы окружены. Один только передний фронт наш свободен… Мы к вам идем, вы нас не оттолкните!». Фирменным оружием адвоката Александрова был сарказм, острый и холодный.

По убеждениям Петр Акимович был левым, «розовым», как тогда говорили, либералом, принципиально отрицавшим всякий экстремизм. Связей с революционным подпольем он не имел, но все противники самодержавия относились к Александрову с уважением и доверием. Зато ІІІ отделение зарегистрировало его в списке «неблагонадежных», следило за ним, зло прислушивалось к тому, как он с присущей ему дерзостью провозглашал перед судом рискованные фразы вроде следующей: «Ни одно правительство не может правильно управлять, не имея оппозиции».

Умер выдающийся адвокат в Петербурге 11 марта 1893 г. Пресса откликнулась на смерть Александрова прочувствованными некрологами, в которых судебные речи покойного ставились в один ряд «с речами первоклассных европейских ораторов».